Стих на эльбрусе


/ Просмотров: 61484

Стихи о любви - Коллекции стихов

Стихи про ЭльбрусЭльбрус двуглавый, величавый,
Средь гор Кавказа – Исполин.
Спокон веков овеян славой
И многих дум он властелин.

На льдах Эльбурса солнце всходит.
На льдах Эльбурса жизни нет.
Вокруг него на небосводе
Течет алмазный круг планет.

Туман, всползающий на скаты,
Вершин не в силах досягнуть:
Одним небесным Иазатам
К венцу земли доступен путь.

И Митра, чье святое имя
Благословляет вся земля,
Восходит первый между ними
Зарей на льдистые поля.

И светит ризой златотканой,
И озирает с высоты
Истоки рек, пески Ирана
И гор волнистые хребты.

Иван Бунин

Эльбрус величавый в вечных снегах,
В дымке тумана и в ярких лучах,
Всегда он прекрасен и неповторим
Сказочно-чудный пик-исполин.
В подножье Эльбруса искрящий Баксан
Пенно играя, бурлит по камням.
Древней тропою, целуясь с рекой
Дорога петляя, дивит красотой.

Харин Борис

Седой Эльбрус душою молод.
Могуч и страстен - только тронь.
В его челе вселенский холод.
В его груди шальной огонь.
Он грозен, как и встарь, сегодня
И высока его краса.
Соединились
Преисподня
Навеки в нём
И небеса.

Белиловский В.

Я не успел подняться в горы.
Лишь по канатке на Эльбрус.
И то к площадке для обзора.
Хотя по жизни я не трус.

Как лилипут на великана,
Закинув голову, смотрел
Я на ледник-исток Баксана
И горы, Визбор что воспел.

Туч приподняв на миг беретку,
Эльбрус двуглаво мне кивнул!
Такое делает он редко.
И снова тучи натянул.

Внизу Домбай, налево Шхельда,
А ещё ниже Теберда...
Что там норвежские фиельды?
Сравнить с Кавказом – ерунда!

Я встал на лыжи бы, наверно,
И что-нибудь себе б сломал.
Но было тридцать два, примерно,
В тени, я позже узнавал.

И снег сбежал повыше в горы.
А мне ужасно повезло!
Остался цел ларец Пандоры.
Пусть там таится дальше зло.

Смотря DISCOVERY порою,
Вздыхаю я при виде гор.
И я от вас, друзья не скрою –
Мне часто снится тот простор!

Бондаренко Юрий

Какого мненья о себе
прославленный Казбек?
Высокомерен ли Эльбрус?
Судить я не берусь.
Когда они туманы пьют
из звёздного ковша,
вдруг прозревая, жизнь свою
читают не спеша.
Холодной вечности сродни
стоят, и суть проста:
такими не были б они
без горного хребта,
когда бы их не поднял он
под купол голубой,
раздвинув смутный горизонт,
не подпирая собой...
Понять ли самому хребту,
как в смысл ни погружён,
вершин (своих же) высоту,
где воздух разрежён,
где холоду искриться днём,
где ночью спать звезде,
что судят на земле о нём
по этой высоте.

Щипачёв Степан

Великолепные картины!
Престолы вечные снегов,
Очам казались их вершины
Недвижной цепью облаков,
И в их кругу колосс двуглавый,
В венце блистая ледяном,
Эльбрус огромный, величавый
Белел на небе голубом.

Александр Пушкин

На всех вершинах Кавказа
Сегодня лежат снега,
На всех вершинах сразу,
Считая пни и стога.

В снегу деревья и башни,
В снегу Эльбрус и Казбек.
Сегодняшний и вчерашний,
И вечный, нетающий снег.

Валентин Берестов

Я нынче в паутине световой -
Черноволосой, светло-русой, -
Народу нужен свет и воздух голубой,
И нужен хлеб и снег Эльбруса.

И не с кем посоветоваться мне,
А сам найду его едва ли:
Таких прозрачных, плачущих камней
Нет ни в Крыму, ни на Урале.

Народу нужен стих таинственно-родной,
Чтоб от него он вечно просыпался
И льнянокудрою, каштановой волной -
Его звучаньем - умывался.

Осип Мандельштам

Влачася меж угрюмых скал,
В час ранней, утренней прохлады,
Вперял он любопытный взор
На отдаленные громады
Седых, румяных, синих гор.
Великолепные картины!
Престолы вечные снегов,
Очам казались их вершины
Недвижной цепью облаков,
И в их кругу колосс двуглавый,
В венце блистая ледяном,
Эльбрус огромный, величавый,
Белел на небе голубом...

Александр Пушкин

Сияет утро снежными горами,
Эльбрус громадный царствует над всем
Возвысившись торжественно и грозно
Кавказа гордого он вечный Вифлеем.

И сколько раз не выйдя на рассвете
Не воззирались на величье этих гор,
Эльбруса главы что в обьятьи с Небом -
Не устаем мы трепетать: то наш Собор!

О, да! Сколь много было здесь чредою
Идеологий, языков, страстей, мечей.
Людских сует и войн бесконечных
Но Ты, наш царь-Эльбрус, вне их речей.

Ты наш Владыка-Повелитель грозный.
Что бремя человеческих страстей!
Ты вход в Богов жилище, нартов.
И магмы флуктуаций новостей

Ты спишь, Эльбрус? Или уже проснулся?
Чадят расщелины опаливши Твой трон
И змейками струятся газов ленты
Симптомы: твой нарушен вечный сон.

Эльбрус, утихни, засыпай под песни
Богини нартов голос все нежней
Заворожит навек Твой сон могучий
Бессмертных Царственная Сатаней.

Черкесова Зера

Все знают, есть на свете семь чудес,
А я узнал восьмое чудо света.
Есть на Кавказе пуп земли - Эльбрус,
А Приэльбрусье рай земной, поверьте.

Здесь солнце светит ровно триста дней,
Сосновый бор для Вас благоухает,
Источников нарзана бьют ключи -
Ну, разве не восьмое чудо света.

Эльбрус двугорбый сединой покрыт,
Душа в нем спит уже тысячелетье,
А ведь когда-то извергал, горел,
Да видно успокоился навеки.

И тут же люди бросились к хребту
Настроили канатки и дороги.
Здесь Мекка горнолыжников страны,
Столица альпинизма и туризма.

Ведут сюда пути из разных стран,
Народ здесь собирается веселый.
И слышен звон гитары, стук мячей -
Такой язык понятен всем народам.

Ты - мечта людская, что на крыльях
Высоко под небо вознеслась.
Горцы бога своего молили,
В сторону твою оборотись.
Видели вдали тебя герои,
Погибая в праведном бою,
Прорубали горцы, сакли строя,
Дверь и окна в сторону твою.
Глядя вдаль, на вечный снег без края,
Зная, что никто им не владеет,
Бедный горец, бедность забывая,
Сам себе казался богатеем.
И порою нам в чужих селеньях
По ночам твои вершины снились,
И тогда - пусть только на мгновенье -
Наши беды легче становились.
И, ей-богу, если б я родился
Не в сегодняшнем, а в прошлом веке,
Я, паломник, шел бы и молился
Лишь тебе, не думая о Мекке.
Те, кто пролил кровь, чиня насилье,
У подножья твоего когда-то,
Да и те, чью кровь они пролили, -
Все ушли давно и 6eз возврата.
Словно совесть моего народа,
Ты стоишь, Эльбрус, велик и вечен,
Как поэзия и как природа.
Ты стоял до нашего прихода,
Нашего ухода не заметишь.
Я уйду, но все ж останусь рядом,
Потому что будут жить другие
И смотреть моим влюбленным взглядом
На твои вершины снеговые.

Кайсын Кулиев

Вдоль Баксана мы едем домой
За спиной оставляя Кавказ,
Стал Эльбрус нам навеки судьбой,
Нам к нему возвращаться не раз.

Ежегодно приходим сюда,
Чтоб подняться к вершинам седым.
Невзирая на наши года,
Мы традицию эту храним!

Убегает ущелье назад,
Тонут в сумерках горы вокруг,
Словно сон вспоминаем – вчера
Был у нас под ногами Эльбрус.

К поднебесному краю земли,
В мир, который открыт не для всех,
По снегам и по льдам мы прошли,
Сквозь ветра и метели наверх!

Только небо там выше тебя,
В долах воды Баксана ревут,
Лижут руки тебе облака,
Бьётся ветер неистово в грудь.

Здесь немало ушедших в туман
И лавинами сброшенных вниз,
Горной Девой кто был обаян -
В лабиринтах исчез ледяных.

Прометей, что кусочек огня,
Род людей пожалев, им отдал,
Был тут крепко прикован к камням,
А орёл его печень терзал...

Строчкой тянется след в небеса,
Пилигримы по склону бредут -
К Богу в гости, к чертям на рога,
Про любимых забыв и уют.

Под ногами что – пол или склон?
Мы в горах иль в квартирном плену?
Все смешалось – реальность и сон,
Мы Эльбрусом живём наяву!

Жижин Виктор

Еще осенней теплотою
Дышало небо над землей,
Как вдруг морозною зимою
Повеял холод ледяной.

В вершинах гор зима таилась.
К громадам ледников седых
Она стремительно спустилась,
Тревожа вереницу их.

Спеша за ветренной судьбою,
Летели в небо облака.
Туда, где летом и зимою
Уснули вечные снега.

Туда, где горная прохлада
Таится в утренней Заре.
Где белым свадебным нарядом
Эльбрус сверкает в серебре.

На пиках заоблачной дали
Искрятся вершины снегами
Демон - служитель печали
Крутит злые метели ночами.

К вершинам цвета фламинго
Альпинисты пробивают тропу
На скале отвесной играя в "Бинго",
Испытать стремятся свою судьбу.

Жизнь, зачем то - Мигом назвали.
Мигом счастья, а может беды?
Нам горы по секрету сказали:-
"Ты в гору иди, ответы найди".

В шляпе облака бело-дымного
Величаво стоит седой исполин,
Его сердце - вулкан цвета винного,
Ледник же холодный аквамарин.

Пять тысяч метров подъема,
И я стою на вершине хмельной
То ли нехватка опять кислорода,
Толь у судьбы я, снова выиграл бой.

Понял здесь: - "Я всего лишь частица,
Я маленький атом - целой Вселенной".
Открыта мною мира тайны страница,
И её фракталов смысл сокровенный.

Фелькер Надежда

Рассвет в горах, и солнца паутина
Сквозь вату, набежавших облаков,
Накроет бок проснувшейся вершины,
С другого бока - сумрака покров.

Светает быстро, хмурый сумрак тает,
Вдали виднеется двуглавая гора.
Эльбрус горит и гордо восхищает,
Он царь вершин - кавказского хребта.

Рассвет в горах! Кто видел это чудо,
Тот не забудет чистой красоты!
Века проходят; но любое утро -
Свежо, прекрасно, с вечностью на ты!

Не серебро в его ресницах,
Не сединою крашен ус.
Извечной юностью гордится
Двуглавый молодец Эльбрус.

Укрыто сердце ледниками.
По ним и время давний счет
Не месяцами, не годами -
Тысячелетьями ведет.

У ног его гремели войны.
Народы друг на друга шли,
А он в заоблачье спокойно
Жил от людской вражды вдали.

Тревог не зная с колыбели,
о вихри чувств взметнулись в нем.
Когда зеленые шинели
Ползли на склон в сорок втором,

Встречал пришельцев камнепадом,
Сгущал у пропасти туман,
Нещадно сек дождем и градом,
Хотел стряхнуть врагов в Баксан.

И рад советским был солдатам,
Им облегчал он каждый шаг,
Когда зимой несли по скатам
К его вершине алый флаг.

Держались в мире полстолетья,
Но отказали тормоза.
Один стегнул другого плетью,
И снова ненависть в глазах.

Обильно кровью поливали
Чужие и свои поля,
Плодов оскомных, видно, ждали.
Сады снарядами рыхля.

Эльбрус вздохнул, скатились в реки
Лавины влаги снеговой,
И отвернулся, знать, навеки.
От обреченности людской.

Скобелкин Владимир

Величавые горы в тумане застыли.
Вековое молчание - звучанием в ушах.
Людям много они о любви говорили.
Не понять им людей – только слезы в глазах.

От восторга ли – вечность Земли узнавая,
От печали – кого-то в горах потерял,
Тут расщелина каждая очень живая -
Человек эти скалы к себе примерял.

Приэльбрусье... Преддверие взлетности мыслей,
От восторга немеет все тело внутри...
С каждым шагом и небо становится близким.
Ты спроси у себя – а дорос ли в пути?

Безоплатное право на жизнь доверяя
Альпинист оставляет прощенными всех,
Каждый раз навсегда, как навек оставляя
Лишь горам завещая свой радостный смех.

Камнеломка моргнула, кивнул колокольчик -
Наступить не посмеет коритель вершин.
Нить у жизни теряя, схватиться за кончик
Неубитый цветок там тебе разрешит.

Родионова Мирика

Пусть летний день хмелит, как брага,
И неба кисея легка,
И падает, сверкая, влага
С базальтового козырька,
Но магмы сердце бьется в глуби
И кровь нарзана горяча,
И холод вечности не губит
Эльбруса мощного плеча.

Белиловский В.

И ты приди сюда и в холод, и в жару, -
На высокую планету простаков.
Розовеет к вечеру Донгуз-Орун,
И Эльбрус пошит из красных облаков.

Припев:
И снегопад на этом свете, снегопад,
Просыпаются столетия в снегу.
Где дорога, а где мелкая тропа,
Разобрать я в снегопаде не могу.

И ты представь, что не лежит вдали Москва
И не создан до сих пор еще Коран, -
В мире есть два одиноких существа:
Человек и эта белая гора.

Припев:
И снегопад на этом свете, снегопад,
Просыпаются столетия в снегу.
Где дорога, а где мелкая тропа,
Разобрать я в снегопаде не могу.

Но с вершины через скальные ножи
Ты посмотришь вниз, как с мачты корабля:
Под ногами что-то плоское лежит
И печально называется Земля.

Припев:
И снегопад на этом свете, снегопад,
Просыпаются столетия в снегу.
Где дорога, а где мелкая тропа,
Разобрать я в снегопаде не могу.

Юрий Визбор

Ты - мечта людская, что на крыльях
Высоко под небо вознеслась.
Горцы бога своего молили,
В сторону твою оборотись.
Видели вдали тебя герои,
Погибая в праведном бою,
Прорубали горцы, сакли строя,
Дверь и окна в сторону твою.
Глядя вдаль, на вечный снег без края,
Зная, что никто им не владеет,
Бедный горец, бедность забывая,
Сам себе казался богатеем.
И порою нам в чужих селеньях
По ночам твои вершины снились,
И тогда - пусть только на мгновенье -
Наши беды легче становились.
И, ей-богу, если б я родился
Не в сегодняшнем, а в прошлом веке,
Я, паломник, шел бы и молился
Лишь тебе, не думая о Мекке.
Те, кто пролил кровь, чиня насилье,
У подножья твоего когда-то,
Да и те, чью кровь они пролили, -
Все ушли давно и 6eз возврата.
Словно совесть моего народа,
Ты стоишь, Эльбрус, велик и вечен,
Как поэзия и как природа.
Ты стоял до нашего прихода,
Нашего ухода не заметишь.
Я уйду, но все ж останусь рядом,
Потому что будут жить другие
И смотреть моим влюбленным взглядом
На твои вершины снеговые.

Кайсын Кулиев

Вот гордость Эльбруса, двухглавье
Сияет в синеве небес,
Как будто руки простирает
К творцу в надежде и мольбе.

Снегами вечными покрытый,
Стоит сей каменный гигант.
Ветра ласкают камней плиты.
Восход, встречая и закат

Избито каменное тело,
Могучей силою стихий.
Внести его хочу я смело,
В историю своей земли.

Акинин Сергей

На даче не было горы
До нынешней поры.
Мечтал, чтоб внуки лезли на ту гору,
Но не пошёл я к Пифагору.
Хотел, чтоб выше всех была гора,
Похожа на Эльбрус,
Поэтому пошёл приобретать я брус.
Купил я брус, привёз на дачу,
И я поставил себе задачу:
Тихонько напевая блюз,
Сложить весь горкой надо брус.
Конечно, я не долго бился,
Но своего-то я добился,
На даче - новая гора,
И дать название пора.
Нарисовал большую букву ЭЛЬ,
Стоит тут горка, словно ель.
Такая вышла канитель!
И пригласил я людей шоу
На праздник мой большой.
Быть может, к нам приедет Брюс
Со мной обмыть ту горку-брус.
Но если не приедет Ли (Брюс),
Тогда уж ты ко мне вали,
И мы полезем на Эльбрус,
Ведь, я – не трус, и ты – не трус!

Майгуров Сергей

В обЪятья вечности природу заманило,
С ущелий гор струится лунный свет,
Большой Эльбрус печально и учтиво
Расскажет нам о смысле прошлых лет.

Года прошли, минули поколенья,
Исхожены все тропки у реки,
Звучат там звонко песни вдохновенья
Кавказкой неизведанной души.

Я не могу сказать, что лишь тобою
Быть может только горец восхищён.
Прочесть Эльбрус прекрасною порою
Готов здесь каждый, кто в него влюблён.

Готов и тот, кто на пороге к дому
Увидев красоту стальных вершин,
Не сомневаясь мыслит по другому
И окрылён красой его седин.

Иваницкая Ирина

Я видел Эльбрус много раз,
Над ним в сторонке пролетая.
Две снежные вершины, глаз
К себе тянули уповая.
На фоне зелени предгорий
Алмазом он вокруг "глядел".
Найду я много аллегорий,
Чтоб описать, как он блестел.
Он возвышался над холмами
Монументальной высотой,
Спокойствием своим над нами,
Холодной, снежной белизной.
Вокруг него подружки-тучки,
За нежные обнявшись ручки,
Вдали от черноморских вод,
Водили дружный хоровод.
То ночью к морю вдруг уйдут,
А днем опять вблизи танцуют.
Он, как султан турецкий тут,
Прикажет и ветра задуют.
На голове седой вокруг
Венок зеленый лавров круг.
А облака- его корона,
Великолепней, чем Нерона.
Давно погас его вулкан.
Не стар кавказский великан.
Величественен, сед, но молод,
Внизу он тепл, а сверху - холод.
На приэльбруских горных трассах
Катается народ всех наций.
Там русский был и кабардин,
Эстонка и кацо грузин...
По вечерам для всех отрада,
По барам отдых и прохлада.
И помню, как с джигитом быстрым
Отплясывал лезгинку с твистом.
Величественный, но доступный,
Хранитель тайн кавказских гор,
Эльбрус- адат наш неподкупный,
Поборник Мира и дозор.

Я бы поставил Эльбрус на Эльбрус,
Чтобы познать вдохновения вкус.
Там, где практичность утратила суть,
Небо даёт невесомость вдохнуть.
Вмиг растворилось в сплетеньи волос
Облако, сшитое нитью из проз.
И понеслись, обгоняя дожди,
Вниз те стихи, что писал о любви.
Ты их узнаешь по горечи фраз,
Трепету робкой души без прикрас.
Руки подставишь, уверовав в страсть,
После отдернешь и дашь им упасть.
Болью взорвут безмятежную твердь
Грешной земли, и найдут свою смерть.
Там, где исчез вдохновения вкус,
Грустно покоится вечный Эльбрус.

Эльбрус-красавец смотрит сквозь тучи,
В белой папахе в синеву.
Этой вершиной гордой, могучей
Налюбоваться не могу.

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда...

Снежные барсы над Карачаем
Носятся быстро среди гор.
Бурно по склонам ты выпускаешь
Воды Кубани на простор!

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда...

А на просторах высокогорных,
Выше кавказских облаков,
Слышатся песни - песни счастливых
Наших отважных чабанов!

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда...

Эльбрус-красавец смотрит сквозь тучи,
В белой папахе в синеву.
Этой вершиной гордой, могучей
Налюбоваться не могу.

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда...

Семенов Исмаил

Зима – прекрасная пора:
Синеет небо над звездою;
Зима – волшебная пора:
Летит снежинка. За собою
Тянет ясный блеск луны
Туда, где оживают сны,
Где шапки снега окружают
Величие природы гор,
Где открывается простор,
И лишь орлы одни летают.
Зима – прекрасная пора:
В тиши стоит Эльбрус седой,
Сверкают льдинки под луной.
Зима – волшебная пора:
Где путник зимнею тропой
Не торопясь идет домой.
... А он стоит красой могучей,
Глядит на всех он свысока,
Не страшен снег ему под тучей,
Его твердыня на века!

Мне говорили: "Чуден снежный!"
Мне говорили: "Он могуч.
Двуглав и горд, и с небом смежный, -
Он равен лету божьих туч!"

Мне говорили: "Умиленье,
Восторг на душу он нашлет, -
И с пылкой думы вдохновенье
Он словно пошлину возьмет!.."

Мне говорили: "Ежедневно,
Ежеминутно стих живой,
Как страстный зов, как гимн хвалебный
В груди раздастся молодой!.."

Но я, - я слушала, сердилась, -
Трясла упрямо головой, -
Молчала... мненьем не делилась
Своим с бессмысленной толпой...

Но я, напутным впечатленьям
Презрительно смеялась я;
И заказным их вдохновеньям
Чужда была душа моя!..

Но жалким, низким я считала,
Пройдя назначенную грань,
Вдруг, как наемный запевала,
Петь и мечтать природе в дань.

И зареклась я пред собою,
И клятву я дала себе
Кавказа дикой красотою
Дышать без слов, наедине.

Эльбрус предстал. Я любовалась,
Молчанья клятву сохраня;
Благоговела, восхищалась,
Но песней не слагала я!

Как пред красавицей надменной
Поклонник страсть свою таит, -
Так пред тобой, Эльбрус священный,
Весь мой восторг остался скрыт!..

Эльбрус, Эльбрус мой ненаглядный,
Тебя привет мой не почтил, -
Зато как пламенно, как жадно
Мой взор искал тебя, ловил!..

Зато твоим воспоминаньем
Как я богата, как горжусь!..
Зато вдали моим мечтаньям
Все снишься ты, гигант Эльбрус!..

Ростопчина Евдокия

Ну почему Эльбрус двуглавый?
Геолог скажет - началось
Когда-то с запада. Из лавы
Горе подняться удалось.
Прошли века. Остыли скалы.
В восточном склоне взорвалось.
Сметало всё потоком алым.
И вот – два кратера срослось.

- - - - - - - - -

А есть легенда про Бештау,
Любившим девушку. Эльбрус –
Его отец и князь по праву.
Конца истории боюсь.

Гуляла свадьба, жар давала –
Пошла Машука под венец.
Богатырям – три дня забава.
Бештау счастлив, как птенец.

Придёт любовь – такая сила.
Поднимет мёртвого. Но здесь,
В Эльбрусе старом разбудила
Младая дева страсть – не снесть.

Была тогда ещё равнина
Меж двух морей. Поля, леса.
Предал Эльбрус родного сына –
В набег отправил навсегда.

И объявил потом, что сгинул
Навеки сын. В безумье, он
Машуку взял, узду накинул –
Кольцо на палец. Обручён.

Проходит время. Воин юный,
Сдавив могучею рукой
Те племена, что князь безумный
Подмять хотел, пришёл домой.

Узнал про всё. К своей царице –
К окну ночному. И лицо
Увидел плачущей девицы.
И стать решил он беглецом.

Свою дружину молодую
Собрал. С Машукой, на коне
Помчался сокол в тьму густую.
Навстречу дню летит в седле.

Эльбрус, таких же седоглавых
Бойцов как он, призвал. Вперёд
Скакала конница седая. И тайных
Троп их нить ведёт.

И вот сошлись у переправы –
Отряд настигнут молодых.
Жестокий бой – мечи, булавы.
Но Мудрость косит Удалых.

Все полегли вокруг Бештау.
И рубит надвое джигит
Отцовский шлем. Упал на траву
Двурогий – серебром блестит.

Но всё же князь родного сына
Убил. Мечём на пять частей
Он разрубил Бештау. Глина
Впитала кровь у ног коней.

Увидев смерть, краса-девица
Хватает нож. И в сердце ей
Вонзилась сталь. Погибла птица,
Взлетев на миг лишь из ветвей.

От страха земли сотрясались.
Седые воины с коней
Упав, в вершины превращались –
Хребет Кавказский всех белей.

Одевший шлем двурогий,
Колосс – стоит поодаль. Над хребтом
Сияет шапкой ледяною двуглавый
Князь под серебром.

Подальше к северу поднялись
Пять гор – Бештау молодой.
А рядом с ним – Машук остались,
Кольцо и Нож над головой.

- - - - - -

Так почему Эльбрус двуглавый?
Щитом ледовым окружён,
Он всё же злой. И счёт кровавый
Легендой грустной подтверждён.

Видакас Сергей

< Стихи о Карпатах   Стихи о Чукотке >
Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stikhi-o-lyubvi/kollektsii-stikhov/13911-stixi-pro-elbrus



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Стихи про Эльбрус - t Размеры евро формат открытки

Стих на эльбрусе Стих на эльбрусе Стих на эльбрусе Стих на эльбрусе Стих на эльбрусе Стих на эльбрусе Стих на эльбрусе